sort of
Вообще не продвигается чтение книги "Жюстина, или Несчастья добродетели". Сначала было просто скучно и противно (как дешевая порнуха, где кучу всего понапихали резко и в один кадр, вообще не возбуждающе), а потом стало тяжело читать его филосовствования. Не уверена, что продолжу, но один момент меня поразил. Когда она попала в лапы к разбойникам-грабителям-убийцам, и они рассуждали обо всяком, и один говорит:

«Вы говорите: суд человеческий берет пример с божьего суда, но я вам только что объяснил, что, во-первых, это было не божьим судом, но явлением или случайным порывом природы, и будучи не только философом, но и юристом по образованию, я доложу вам, Жюстина, что закон, который приговаривал когда-то к сожжению людей, уличенных в этой наклонности, списан со старого ордонажа святого Людовика, направленного против ереси болгар, предавшихся подобной страсти.»

Это фантазия де Сада, или тогда реально было в порядке вещей быть философом-юристом-уличным грабителем? :-D Сегодня подобное называют дауншифтингом.